ИЛЬИНСКИЕ РУБЕЖИ - Оборона Малоярославца
Некоммерческое партнёрство КОВЧЕГ
Действующее экопоселение. Калужская область, Малоярославецкий район
Главная страница / English
О нас (27.08.09)
Как вступить в Ковчег
Новости   (15 октября 2017)
Ответы на ваши вопросы
Как доехать
Вести с полей (29.03.11)
Видеоролики (12.02.11)
Статьи: Наши мысли и опыт (09.06.2016)
Наши товары и услуги (заходите!)
Наше творчество:
Фотоальбом (20.06.17)
Почта

Скоро гостевой день:
4 ноября 2017 г.

"Сказка о царе Салтане"
15 октября 2017 г. в 16:00


Ближайшие семинары:

· Совершенствование Среды Обитания:    21-22 октября 2017 года

· По жизни в экопоселении. Макошь:    4-5 ноября 2017 г.

· Образование в поселении:    25-26 ноября 2017 г.

· Частые вопросы о семинарах

Для тех, кому неудобно приехать на семинар: "В гости в Ковчег"



Подписаться на новости
через почту


Или подписка через форму:



English version:
* Main page
* Key facts
* Photos
* E-mail



Материалы по обороне
Ильинских рубежей:
Ильинские рубежи - материалы
Ильинские рубежи - дополнительные материалы

Малоярославец в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.


Написанный в советское время текст про участие Малоярославца в Великой Отечественной войне. Про Ильиское не так много. Например:
К сожалению, полностью восстановить картину октябрьских боёв на Ильинских рубежах мы не имеем возможности из-за отсутствия информации по боевым действиям, например, артиллерийских полков, огнемётных рот, подразделений, сформированных из отступавших бойцов. Вероятно, главной причиной быстрого прорыва Малоярославецкого УР явилось полное или почти полное отсутствие авиаприкрытия у наших обороняющихся войск, а те немногие зенитные орудия и пулемёты, которые они имели, использовались против наземного противника. По свидетельству командира авиагруппы МВО полковника Н.А.Сбытова это было связано с тем, что основные силы авиации тогда были брошены на поддержку наших войск, окружённых под Вязьмой и 32-й стрелковой дивизии полковника В.И.Полосухина, сражавшейся на Бородинском поле. По этой же причине 17-я танковая бригада огнём и бронёй не поддержала Ильинский рубеж во всю свою мощь, так как её танки стали бы лёгкой добычей немецкой авиации. Второй причиной явился прорыв противника на Боровск, который создал угрозу правому флангу и тылу малоярославецкого боевого участка с дальнейшим возможным его окружением, заставил распылить наши силы для прикрытия тылов.

Интересно почитать также про взятие города:
Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись. Атаки зачастую переходили в рукопашные схватки. От мороза немцы не могли завести свою технику, и она стояла неподвижным железом.
К сожалению неизвестен автор текста! Если вы его знаете - пожалуйста пришлите!



Начало войны


     22 июня 1941 года мирный труд советских людей был нарушен нападением фашистской Германии на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война. По городу стали разносить повестки о призыве в Красную армию. Только в первые месяцы войны было мобилизовано более 7 тысяч малоярославчан. Советское правительство обратилось к народу и армии с призывом встать на защиту родной земли. С твёрдостью было заявлено о неизбежности победы над захватчиками. «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами», - эти слова стали девизом и в жизни малоярославчан.

     Вскоре в Малоярославце появились беженцы из западных областей. Они рассказывали о громадной германской лавине, обрушившейся на нашу страну, о бомбёжках и гибели близких. В первые же дни войны на предприятиях, в учреждениях, колхозах и совхозах состоялись митинги и собрания, на которых давалась клятва отдать все силы, а если потребуется и жизнь для разгрома ненавистного агрессора. Отныне вся жизнь тыла строилась под лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!». В городе стали переоборудовать подвальные помещения в бомбоубежища, жители рыли щели и землянки в огородах, учились гасить зажигательные бомбы, оказывать первую медицинскую помощь раненым. Для борьбы с диверсантами, охраны промышленных и военных объектов, складов и дорог из жителей был сформирован 47-й истребительный батальон НКВД (командир старший лейтенант П.Н.Бочаров), штаб которого размещался на нынешней улице Григория Соколова. Центральную роль в перестройке жизни Малоярославца на военный лад играли партийные и комсомольские организации. Работники милиции, бойцы истребительного батальона, члены уличных и домовых комитетов патрулировали улицы в ночное время, следили за соблюдением светомаскировки, наличием средств пожаротушения, проводили учения жителей по действиям во время налётов вражеской авиации.

     27 июня в «Комсомольской правде» была опубликована заметка «Пулемётчик Петров» о подвиге нашего земляка- пограничника. В ней рассказывалось как заместитель политрука Василий Петров огнём из пулемёта четыре часа сдерживал наступление немецкой пехоты на берегу Западного Буга, а когда его окружили, подорвал себя и врагов последней гранатой.

     Становилось всё тревожнее. В конце июля на Малоярославец был совершён первый налёт вражеской авиации. И хотя сигнал воздушной тревоги прозвучал своевременно, началась паника. Немецкими бомбами были разрушены несколько домов, возникли пожары, появились первые погибшие и раненые. А 21 июля в небе над городом в неравном воздушном бою был сбит и упал около деревни Ерденево советский самолёт. Погибшего лётчика-истребителя похоронили на городском кладбище. На траурном митинге жители узнали, что это Григорий Соколов, получивший звание Героя Советского Союза ещё за финскую кампанию.

     Враг подходил всё ближе и ближе, больше стало беженцев. Через город на запад следовали воинские колонны. В Малоярославце был открыт военный госпиталь. Время от времени немцы сбрасывали с самолётов листовки, в которых содержались злобные выпады в адрес евреев, комиссаров, руководства страны. В них говорилось о полном разгроме Красной Армии и бесполезности дальнейшего сопротивления.

     16 июля командование Московского военного округа (МВО) получило постановление Государственного Комитета Обороны (ГКО) о строительстве Можайской линии обороны в составе Волоколамского, Можайского и Малоярославецкого полевых укрепрайонов (УР) для защиты столицы. Строительный батальон для Малоярославецкого УР, сформированный 15-м Московским строительным трестом, прибыл на место работ только в конце августа, но без необходимой техники, транспорта, полевых кухонь и даже посуды. И лишь в середине сентября был сформирован штаб укрепрайона. Активное участие в строительстве оборонительных рубежей принимали и малоярославчане. Противотанковый ров протянулся от Панского до Малоярославца. О масштабах работ говорит тот факт, что во второй половине августа только в нашем районе трудилось почти 13 тыс., а 22 сентября уже 27,5 тыс. человек.

    18 июля директивой Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) был образован фронт Можайской линии обороны во главе с Военным советом МВО. Планировалось, что эту линию заранее займут дивизии Московского народного ополчения (Малоярославецкий УР – шесть дивизий). Однако ополченцы были направлены на усиление Резервного и Западного фронтов.

    С наступлением осени война вплотную подошла к Малоярославецкому району. Возникли перебои с обеспечением жителей товарами первой необходимости. Немецкая авиация господствовала в воздухе, расстреливая по дорогам военные колонны и мирное население. Началась эвакуация людей, предприятий, имущества, скота. Спешно убирался урожай с колхозных полей. Резко возросло значение железнодорожного депо, рабочие которого помимо ремонта и обслуживания подвижного состава перешли к ремонту вооружения и боевой техники.

   30 сентября началось генеральное наступление немецкой группы армий «Центр» в сопровождении 2-го воздушного флота на Москву под кодовым названием «Тайфун», а уже 2 октября противник силами 4-й полевой армии и 4-й танковой группы, прорвав обороны Резервного фронта, перешёл в наступление на рославльско-юхновском направлении на участке 43-й и правого крыла 50-й армий. Через два дня единого фронта обороны Западного и Резервного фронтов уже не существовало, командование в значительной мере утратило связь с войсками, нарушилась система боевого обеспечения, войска несли громадные потери.

   5 октября вылетевшие на разведку лётчики доложили, что обнаружили на подходе к Юхнову колонну вражеских танков и мотопехоты длинной в 25 км. Тут же последовал звонок Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина, который сказал: «Действуйте решительно, собирайте всё, что есть годного для боя», - а также потребовал привести в боевую готовность Можайскую линию обороны (она находилась ещё в стадии строительства, войска отсутствовали). Командованием МВО было принято решение нанести по наступающему противнику массированный бомбовый удар. Однако на следующий день погода испортилась, что позволило применить для бомбардировки немецких войск маломощные самолёты У-2 и И15бис лишь в незначительном количестве.

    Одновременно Военный совет МВО поднял по тревоге запасные части округа и части НКВД, военные училища и академии. Это была крайняя мера, но другого выхода из-за отсутствия связи с Западным и Резервным фронтами командование округа не видело. В Малоярославецкий УР были направлены курсанты подольских пехотного (ППУ) и артиллерийского училищ (ПАУ), рота Болшевского военно-инженерного училища, группа партийно-политических работников МВО, артиллерийские части. Передовой отряд, состоявший из 6-й роты ППУ (командир старший лейтенант Л.А.Мамчич, комиссар уполномоченный особого отдела политрук Я.П.Киселёв) и дивизиона ПАУ (командир капитан Я.С.Россиков, комиссар старший политрук М.М.Постнов), после прибытия в укрепрайон был направлен к деревне Стрекалово под Юхновым. Деревню оборонял отряд авиадесантников численностью около 430 человек под командованием капитана И.Г.Старчака, который накануне вёл тяжёлый бой на реке Угре.

    Вместе с тем, основные силы немецких войск, занявших Юхнов, к вечеру 5 октября повернули на Вязьму и Гжатск, а наступавший во втором эшелоне 57-й моторизованный корпус противника из-за нехватки горючего приостановил движение. Эти факторы и активные боевые действия наших войск, позволили до 10 октября задержать наступление врага.

    Тем временем основные силы подольских военных училищ заняли Ильинский оборонительный рубеж. Оборона проходила по линии Борисово – Юрьевское – Ильинское – Бабичево – Детчино. В составе курсантских четырёх стрелковых батальонов, шести артиллерийских батарей и инженерной роты Болшевского училища насчитывалось около трёх с половиной тысяч бойцов и командиров. 2-й и 3-й батальоны пехотного училища заняли оборону непосредственно на Ильинском рубеже, 1-й батальон находился в резерве и охранял командный пункт с тыла, 4-й батальон с батареей курсантов-артиллеристов занял оборону в Детчинском секторе с целью не допустить прорыва врага со стороны Калуги и Полотняного Завода. На месте выяснились недостатки оборонительного рубежа: многие ДОТы и ДЗОТы не имели хорошего обзора, отсутствовали броневые щиты к амбразурам и дверям, ряд ДОТов по величине не соответствовал тем орудиям, которые были на вооружении у прибывших в район артиллерийских частей. Огневые точки не были замаскированы и представляли собой удобные ориентиры для противника. Было затруднено взаимодействие между гарнизонами огневых точек. В расположение укрепрайона продолжали прибывать новые войска. Из отступавших бойцов формировались новые подразделения и направлялись в оборону. После сильных боёв с большими потерями в укрепрайон отступила и заняла вторую полосу обороны 53-я стрелковая дивизия полковника Н.П.Краснорецкого. С 9 октября укрепрайон переименовывается в Малоярославецкой боевой участок, общая численность наших войск в котором составляла более 20 тыс. бойцов и командиров.

    Наиболее слабым местом обороны было практически полное отсутствие средств противовоздушной обороны: зенитный дивизион 312-й дивизии зенитных орудий не имел, 222-й зенитно-артиллерийский полк такие орудия имел, но не имел опыта стрельбы по воздушным целям, поэтому орудия использовались лишь для борьбы с танками противника. Для противодействия вражеской авиации использовались всего несколько пулемётных установок. Остро не хватало средств связи, топографических карт, многие части формировались в спешке, их личный состав слабо знал собственное вооружение.

    А в это время через Малоярославец нарастал поток беженцев. Учреждения, организации и жители стали спешно покидать город. По распоряжению властей работники железнодорожной станции подожгли пакгауз с зерном и другими грузами, взорвали водонапорную башню. Горели нефтебаза и угольный склад. Среди жителей распространился слух о том, что магазины и торговые базы открыты, и там можно всё брать бесплатно, лишь бы ничего не досталось врагу. Люди бросились в магазины. Были взломаны двери и выбиты стёкла, возникла давка. В это время начался налёт немецкой авиации, несколько бомб попало в магазины. Погибло много жителей. Их похоронили в братской могиле рядом с тем местом, где настигли взрывы – в сквере напротив нынешнего магазина «Олимп». Это событие до сих пор не изгладилось из памяти малоярославчан.


Оборона и взятие Малоярославца


    11 октября противник перешёл в наступление основными силами. В этот же день была взята Медынь. Попытка наших войск отбить этот город не удалась.

    12 октября боевые действия начались массированным авианалётом и артобстрелом наших позиций. За день в Ильинском секторе было отбито четыре атаки, немцы потеряли пять танков и более сотни пехотинцев убитыми и ранеными. Наше боевое охранение было вынуждено отойти на главный рубеж обороны. В Детчинском секторе атаки противника, чередуясь с авианалётами, следовали одна за другой. К концу дня курсанты с приданными им подразделениями оставили Полотняный Завод.

    В ночь на 13 октября, войска Можайской линии обороны были переданы в подчинение командованию Западного фронта, которое сразу отдало приказ №0346 о запрещении отхода с занимаемых позиций без письменного распоряжения военных советов фронта и армий. В этот день наступило некоторое затишье.

А тем временем под ударами противника пала Калуга, танковым клином была прорвана оборона на рубеже Юрьевское – Павлищево, 14 октября был оккупирован Боровск. На левом фланге враг занял Букрино, Таурово и вышел во фланг Детчинского сектора, однако его план занять село Детчино и ударить с тыла по Малоярославцу был сорван.

    Особенно тяжёло было 14 октября. Ударил мороз, земля подмерзла, что расширило возможности врага для атак танками и бронетранспортёрами. После интенсивной артиллерийской подготовки, при поддержке танков и авиации гитлеровцы вклинились в оборону между ДОТами севернее Ильинского. Юго-восточнее Ильинского немцы овладели деревней Большая Шубинка и стали накапливать силы для удара в обход центрального сектора. Генерал В.А.Смирнов, усилив батальон курсантов двумя ротами, поставил задачу освободить Большую Шубинку и восстановить положение. Курсантская атака была стремительной. Они отбили пять ДОТов, уничтожили около 150 немцев, вернули деревню. Однако вскоре сами оказались в окружении, из которого прорвались в рукопашном бою, прокладывая себе путь штыками и гранатами.

    Для психологического давления на наши войска с противной стороны действовала рота пропаганды из ведомства рейхсминистра пропаганды Й.Геббельса. Фашисты сбросили с самолёта листовки, в которых говорилось: «Доблестные красные юнкера! Вы мужественно сражались, но теперь ваше сопротивление потеряло смысл. Варшавское шоссе наше почти до самой Москвы. Через день-два мы войдём в неё. Вы – настоящие солдаты. Мы уважаем ваш героизм. Переходите на нашу сторону. У нас вы получите дружеский приём, вкусную еду и тёплую одежду. Эта листовка будет служить вам пропуском». Вражеские пропагандисты через громкоговорители неоднократно призывали наших бойцов сдаваться. Когда это не сработало, в ход пошли угрозы. С самолёта сбросили мешок с зашитым в нём человеком. К мешку была прикреплена бирка с надписью «Вот вам председатель колхоза».

    О положении дел 15 октября лучше всего говорит утреннее донесение генерала В.А.Смирнова командующему 43-й армии: «В 9 часов 15 минут, после интенсивной артиллерийско-миномётной подготовки, противник силами более пехотного батальона при поддержке танков и авиации перешёл в наступление на участке севернее Ильинское, вклинился между дотами. В район Шубинка… до батальона противника ворвалось в оборонительный рубеж… В образовавшемся прорыве противник продолжает накапливать силы, угрожая обходом всего сектора с севера и перехватом Малоярославецкого шоссе… Сектор ощущает нужду в осколочных снарядах … Связь прервана, нужны срочно подкрепления, помощь авиацией». В этот день вражеская авиация произвела 14 налётов, в которых участвовало 20-25 бомбардировщиков.

    16 октября противник прорвался к деревне Кудиново. Находившиеся во втором эшелоне обороны около деревни Черкасово слабо обученные бойцы 12-го полка 53-й стрелковой дивизии, который вообще не имел артиллерии, не выдержали удара и побежали. 223-й полк самовольно оставил позиции и вошёл в деревню Доброе, восточнее Малоярославца. За отход без приказа командир и комиссар полка были расстреляны. С этого дня единого Ильинского боевого участка обороны больше не существовало.

    17 октября командующий 43-й армией приказал командиру 53-й стрелковой дивизии подчинить себе остатки курсантских рот, 108-й запасной полк и восстановить положение на левом фланге, заняв прочную оборону на рубеже Юрьевское – Подсосино. Но приказ не мог быть выполнен, так как уже не существовало единой системы управления войсками и их боевого обеспечения, остро не хватало боеприпасов, а связь носила случайный характер. Приближалась развязка обороны малоярославецкого боевого участка.

    В рапорте военному прокурору Западного фронта старший помощник начальника оперативного отдела штаба Западного фронта полковник Васильев докладывал: «Противник к исходу 17.10, не встречая особого сопротивления со стороны 475-го и 223-го стрелковых полков, подошёл к западной окраине г. Малоярославец на расстояние миномётного выстрела и открыл огонь по городу. С утра 18.10 до 20 танков противника с мотопехотой неустановленной численности продолжали выдвижение… и в 10.30 заняли город. На восточной окраине города противник встретил слабое сопротивление батальона 53-й стрелковой дивизии, и, обходя его с юго-востока, начал беспрепятственное движение по шоссе на Подольск».

    К сожалению, полностью восстановить картину октябрьских боёв на Ильинских рубежах мы не имеем возможности из-за отсутствия информации по боевым действиям, например, артиллерийских полков, огнемётных рот, подразделений, сформированных из отступавших бойцов. Вероятно, главной причиной быстрого прорыва Малоярославецкого УР явилось полное или почти полное отсутствие авиаприкрытия у наших обороняющихся войск, а те немногие зенитные орудия и пулемёты, которые они имели, использовались против наземного противника. По свидетельству командира авиагруппы МВО полковника Н.А.Сбытова это было связано с тем, что основные силы авиации тогда были брошены на поддержку наших войск, окружённых под Вязьмой и 32-й стрелковой дивизии полковника В.И.Полосухина, сражавшейся на Бородинском поле. По этой же причине 17-я танковая бригада огнём и бронёй не поддержала Ильинский рубеж во всю свою мощь, так как её танки стали бы лёгкой добычей немецкой авиации. Второй причиной явился прорыв противника на Боровск, который создал угрозу правому флангу и тылу малоярославецкого боевого участка с дальнейшим возможным его окружением, заставил распылить наши силы для прикрытия тылов.

    Командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков сразу же поставил задачу командующему 43-й армией генералу К.Д.Голубеву отбить Малоярославец. Контрудар было намечено нанести 20 октября. Однако, в связи с самовольным отходом 17-й стрелковой дивизии (московского ополчения), которая должна была держать оборону по реке Протве, прикрывая фланг нашей ударной группировки, немцы форсировали реку и заняли село Тарутино. В этих условиях контрудар с освобождением Малоярославца не состоялся, а командир и комиссар 17-й стрелковой дивизии были приговорены к расстрелу.

    К сожалению, мы не располагаем полными данными о потерях наших войск при обороне Малоярославецкого укреплённого района. Известно лишь, что только курсантов подольских училищ погибло около 2,5 тыс. чел. Но были и другие потери: раненые, пропавшие без вести, пленные.

    После окончания Малоярославецкой оборонительной операции ряд бойцов и командиров были представлены к государственным наградам. Особо отличившимся награды вручил в Кремле Председатель Верховного Совета СССР М.И.Калинин.


Оккупация Малоярославца


    С первых дней оккупации немцы установили строгий режим – «Neues Ordnung». Все объявления и распоряжения заканчивались словами: «За невыполнение – расстрел». Был введён комендантский час, после 19 часов запрещалось появляться на улицах.

    В Малоярославце расположился штаб 4-й полевой армии врага, и уже через несколько дней после начала оккупации начало работать гестапо, а в конце октября прибыло подразделение финских войск численностью до роты. Из изменников немцы сформировали местную власть. Городской магистрат возглавил бургомистр Клебек, бывший работник железнодорожного отдела рабочего снабжения. Вместе со своим помощником Ярных и другими предателями он составил и передал в гестапо список руководителей, коммунистов и других активистов. Начались аресты. Магистрат сформировал полицию, открыл небольшую амбулаторию, стала выходить газета «Неделя», намечалось открыть бордель, проводилась перерегистрация населения. Соответствующий штамп в паспорте стоил 100 рублей, для вызывающих подозрение требовалось дополнительно поручительство трёх лиц. Ручались головой и имуществом. Граждан, не прошедших перерегистрацию, задерживали и направляли в лагерь. Туда же направлялись лица призывного возраста, евреи, коммунисты. Населению было объявлено, что 10 рублей приравниваются к одной оккупационной марке. В это же время верующие вместе с несколькими православными священниками сами отремонтировали одну из городских церквей. Оккупационные власти в пропагандистских целях этому не препятствовали, но и не помогали. На открытии церкви присутствовало несколько немецких офицеров.

    По воспоминаниям председателя Совета ветеранов войны и труда Н.И.Лобзова, бывшего в Малоярославце в период оккупации, «наших военнопленных использовали главным образом на копке могил для погибших солдат и офицеров – работы на этом участке хватало. В центре города, через дорогу, напротив храма Успения, рядом... со старым деревянным зданием нарсуда, выросло целое кладбище. Потом оно стало тесным и … пришлось «осваивать» для таких целей район теперешней улицы Зелёной».

    Захватчики занимали уцелевшие дома, выгоняя жителей в сараи и землянки, несмотря на холод. Начались повальные грабежи. Забирали скот, птицу, картофель, овощи. Подручные бургомистра отнимали теплые и ценные вещи. Враги и их пособники фактически обрекали население на голодную и холодную смерть, могли расстрелять любого человека по всякому поводу или отправить на работу в Германию.

    Жестоко расправлялись оккупанты и с военнопленными. В деревне Кудиново захватчики согнали всех военнопленных в свинарник, забили окна и двери и подожгли. В бушующем пламени заживо сгорели 375 бойцов и командиров Красной армии.

    Всё это вызывало сопротивление и желание мстить врагу. Малоярославецкий партизанский отряд был сформирован в советском тылу (Московская область) в основном из эвакуированных жителей района. В него вступили бывший командир истребительного батальона П.Н.Бочаров (командир отряда), А.Устинов (комиссар отряда), начальник районного отдела милиции Хрипунов со своими сотрудниками Е.В.Французовым и Д.Н.Гонтовым, мастер паровозного депо А.С.Козловский, Н.Гончаров, сотрудник органов госбезопасности А.Гаврильчик, О.Колесникова, Т.Капралова и другие. 3 ноября отряд в составе 19 бойцов перешёл линию фронта и прибыл на базу в Малоярославецком районе. Однако запасённое заранее здесь продовольствие было расхищено. Командир послал за продуктами семь партизан, семьи которых находились в ближайших деревнях, но из них никто не вернулся. От голода народных мстителей спасали сельчане В.И.Базылева и И.М.Нагибов, делившиеся с ними последним куском хлеба. На базе партизаны приняли присягу и стали наносить удары по врагу.

    С риском для жизни А.С.Козловский пробрался в железнодорожное депо и уточнил график движения поездов с немецкой военной техникой, которая направлялась на фронт. Под руководством А.Гаврильчика партизаны А.Козловский, И.Шурахаев и Е.Французов взорвали железнодорожное полотно с воинским эшелоном. Когда к месту крушения поезда прибыл отряд фашистов и полицейских, партизаны встретили их огнём из автоматов, и враг отступил.

    22 ноября партизаны взорвали мост и эшелон с боеприпасами и продовольствием. В результате было убито более 150 оккупантов, а участок дороги вышел из строя на пять суток. На следующий день на перекрёстке дорог между деревнями Локонское и Чулково партизаны подорвали немецкую автомашину, убили офицера и двух солдат, у которых забрали автомат и документы.

    Силу партизанских ударов было вынуждено признать немецкое командование. Командующий 4-й армией генерал-фельдмаршал Г.фон Клюге в своём приказе констатировал: «Железная дорога является жизненным нервом для передвижения армии. Зимой она получает особенное значение по сравнению с гужевыми дорогами. Как и следовало ожидать, русские партизаны направили свои действия против железнодорожных путей в районе боёв и в тылу нашей армии. Так 5 ноября на участке Малоярославец – Башкино были взорваны рельсы во многих местах». Партизаны также уничтожали линии связи, отбивали подводы с награбленным у населения имуществом и продовольствием, собирали данные о войсках врага и сообщали их в штаб 17-й стрелковой дивизии, вершили суд над предателями.

    Разведывательные сведения доставляли через линию фронта связные Ольга Колесникова и Татьяна Капралова. При выполнении одного из заданий в деревне Ожогино по доносу предателя фашисты схватили О.Колесникову. На допросах под пытками Ольга стойко держалась, не выдала явки и место расположения партизанской базы. Её расстреляли 19 декабря в стенах той самой школы, где она училась. Во время одного из переходов линии фронта погибла и Т.Капралова. К январю 1942 года в отряде сражалось 30 бойцов.

    На территории Малоярославецкого района также действовала подпольная комсомольско-молодёжная группа в деревне Большое Ноздрино, которой руководил Владимир Карцев. Будучи в фашистском лагере, он и его товарищ Алексей Кутузов убили часового и скрылись в лесу. Вскоре к ним присоединились Александр Расторгуев и Николай Киреев. Ребята собирали оружие на местах боёв, сорвали обмолот хлеба для оккупантов, испортив молотилку, обстреливали вражеские колонны. В декабре забросали гранатами и расстреляли банкет немецких офицеров, проходивший в бывшем санатории «Воробьёво». Было убито около двадцати гитлеровцев. При освобождении района В.Карцев помог нашим войскам внезапным ударом взять деревню Воробьёво, и геройски погиб, прикрывая огнём из пулемёта их отход. Его тело немцы бросили в горящую избу, но когда они ушли, колхозница Наталья Копылова сумела вытащить из огня убитого восемнадцатилетнего подпольщика.

    Отдельные боевые операции на территории Малоярославецкого района проводили ещё два партизанских отряда, у которых не было здесь постоянного базирования.

    В сопротивлении захватчикам участвовали и красноармейцы-окруженцы. В деревне Тяпино Юрьевского сельсовета они вступили в бой с отрядом врага, направлявшимся для заготовки продовольствия у крестьян. Затем уничтожили немецкий обоз с продуктами, но были выданы предателем. Когда 7 ноября в деревню прибыл карательный отряд, десять бойцов забаррикадировались в Тяпинской школе и мужественно погибли в бою. К сожалению, их имена и по настоящее время остаются неизвестными.

    17 октября после боя наши войска отступили, оставив в церкви села Юрьевское тяжело раненых красноармейцев преимущественно из 312 стрелковой дивизии. Тут их обнаружили фашисты, а затем сюда же поместили ещё много наших пленных. Через три дня здоровых пленных угнали, бросив около двадцати раненых без еды и медицинской помощи. За это время им давали воду и только один раз по куску хлеба. Затем сельчане перенесли раненых в пустующий дом Репиных. Там было теплее и безопаснее. Жители подкармливали раненых, но оказать им медицинскую помощь было некому. Трое из них умерли. С 22 октября за беспомощными ранеными бойцами начинает ухаживать секретарь сельсовета Пелагея Брагина. Ей помогала подруга Александра Чижова с сыном Валькой и другие сельчане. В округе дом Репиных стал известен как «госпиталь». Несколько раз в него заходили немцы, о «госпитале» им регулярно доносил местный староста. Титанический труд юрьевцев по уходу за ранеными оправдался. Произошло чудо – их не убили немцы, как это многократно происходило в других населённых пунктах. Более того, приняв 17 раненых, П.Брагина с помощниками выходили их. Трое выздоровевших ушли на соединение с Красной Армией. Остальные 4 января 1942 года после освобождения Юрьевского переданы в санчасть 1-го батальона ОСП Западного фронта. За этот подвиг П.Брагина была награждена орденом Отечественной войны, а помогавшие ей группа женщин и Николай Кутаков медалями.


Освобождение Малоярославца


    В начале декабря ситуация стала меняться. Отразив наступление на Москву, войска Красной Армии 5-6 декабря внезапно перешли в контрнаступление. Начались новые кровопролитные бои. В город стало прибывать большое количество раненых фашистов. Было заметно, что враг запаниковал.

    18 декабря после часовой артподготовки войска 43-й армии перешли в решительное наступление. Противник стойко держался и начал отход только 25 декабря. В этот же день из Малоярославца эвакуировался штаб 4-й немецкой армии. Вечером 28 декабря части нашей 17-й стрелковой дивизии ворвались в Угодский Завод (ныне – город Жуков). После ожесточённого боя 29 декабря воины 5-го воздушно-десантного корпуса освободили Балабаново. 30 декабря оккупанты были выбиты из Калуги.

    31 декабря части 53 стрелковой дивизии подошли к Малоярославцу и заняли исходное положение на берегу Протвы для предстоящего штурма. Нашими союзниками стали пурга и мороз до тридцати градусов. В это время в городе находились подразделения и части немецких 15-й, 34-й, 98-й пехотных и 19-й танковой дивизий. В ночь под Новый год разведчики 17-й стрелковой дивизии обошли город с юга у деревни Маклино и оказались в тылу противника. Бойцы 5-го воздушно-десантного корпуса с боем вышли на Варшавское шоссе западнее деревни Шумятино. Враг был блокирован. Ранним утром 1 января 1942 года подразделение 12-го стрелкового полка перерезало дорогу Боровск – Малоярославец, перешло через Лужу и ворвалось на городскую окраину. По сигналу «серия красных ракет» город атаковали батальоны 475-го полка. Наши миномётчики стали обстреливать центр города. Затем в наступление перешли 12-й полк 53-й дивизии, особый батальон МВО, танкисты. С востока в наступление перешли танкисты и батальон 223-го стрелкового полка. На южную окраину города ворвались бойцы 17-й стрелковой дивизии и по железнодорожным путям прорвались к вокзалу.

    Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись. Атаки зачастую переходили в рукопашные схватки. От мороза немцы не могли завести свою технику, и она стояла неподвижным железом. Так и были захвачены танки, находившиеся на железнодорожных платформах. К полудню 1 января 1942 года от врага была очищена центральная часть города и железнодорожная станция. В бою наши войска поддерживал огнём бронепоезд «Смерть фашизму». Малоярославец был полностью освобождён 2 января 1942 года, и на здании горсовета вновь реял красный флаг. Его водрузил малоярославчанин, политрук 10-й воздушно-десантной бригады А.С.Добров. Местные жители, вышедшие из подвалов и землянок, радостно встречали освободителей. На улицах города по разным данным насчитали от 500 до 1000 убитых гитлеровцев. Общие потери врага в боях за город составили около 4 тыс. солдат и офицеров. Было также захвачено 35 танков, 12 танкеток, 13 бронемашин, 560 автомашин, 160 орудий, 65 миномётов, 3 склада боеприпасов, около тысячи велосипедов, много вагонов с различными грузами. В числе трофеев оказались генеральский парадный мундир и шпага, на клинке которой была надпись, что это оружие вручено Гитлером командующему группы армий «Центр» для победного парада в Москве. Наши потери составили 1350 бойцов и командиров. За мужество и героизм, проявленные в этих боях военным советом 43-й армии было представлено к наградам 479 человек, а Военный совет Западного фронта дополнительно наградил орденами и медалями 84 бойца и командира особого батальона МВО. Позднее руководство Малоярославца от имени благодарных жителей вручило соединениям, участвовавшим в боях за его освобождение, памятные красные знамёна.

    Война продолжалась, и уже на следующий день город подвергся ожесточённой бомбардировке, а 4 января в воздушном бою над Малоярославцем совершил таран командир звена авиаполка ПВО Иван Шумилов, удостоенный 4 марта 1942 года звания Героя Советского Союза.

    Окрылённые успехом наступления, части 33-й армии 4 января освободили Боровск, 43-й армии - деревни Старое Рыбино, Лобково, Башкировку, Сокольники, Дуркино, 8 января – Ильинское. В освобождении южной части Малоярославецкого района приняли активное участие и войска 49-й армии под командованием генерал-лейтенанта И.Г.Захаркина. 9 января они выбили немцев из Детчино. В этом бою отличился дивизион 511-го артполка, которым командовал капитан А.В.Чапаев, сын прославленного комдива Гражданской войны. 12 января малоярославецкая земля была очищена от оккупантов.

    Безжизненно и пусто было в эти дни на улицах города. Повсюду валялись трупы захватчиков, стояли многочисленные остовы брошенной военной техники и вооружения. Пустыми глазницами зияли окна райисполкома, школы, детских садов и многих жилых домов.

    Первым органом власти в освобождённом Малоярославце стала военная комендатура. Через несколько дней секретарём райкома ВКП(б) был назначен М.Ф.Боборыкин, председателем райисполкома И.К.Ларин, председателем исполкома горсовета Н.Ф.Бирюков, заведующим горкомхозом Н.К.Клушин. Затем в соответствии с постановлением ГКО №1199 от 23.01.42 г. «О создании городских комитетов обороны в городах Московской области (Клин, Можайск, Малоярославец, Волоколамск)» формируется комитет обороны.

    В город стали возвращаться люди. В первую очередь начали работать пекарни, баня, больница, открылись продовольственные магазины, столовая. 10 января на почту пришла первая корреспонденция, а на следующий день загорелись первые электролампочки. 1 февраля возобновился выпуск газеты «Искра». Районы Московской области, избежавшие оккупации, помогали семенами, предоставляли для разведения молодняк домашних животных и птицы, поставляли строительные материалы. Государство освободило ряд предприятий от обязательных поставок продукции и уплаты налога.

    С января 1942 по декабрь 1944 года было восстановлено 12 промышленных предприятий и артелей из 14, выпуск продукции на которых, по сравнению с довоенным уровнем, составил 77,2%. В феврале 1942 года артель «Буденовец» отправила первую партию обмундирования для Красной Армии, сшитую при свете керосиновых ламп в неотапливаемых цехах. На «Красном металлисте» был начат выпуск оборонной продукции (авиабомбы АО-5 и АО-10, минометные мины, ручные гранаты), а вместе с ней ремонтировалась и сельхозтехника. В марте было восстановлено паровозное депо, в котором ремонтировались паровозы и подвижной состав, началось движение на участке Малоярославец – Сухиничи-Главные.

    Помимо восстановления разрушенного хозяйства, важнейшим делом в жизни города и его жителей на тот период являлась помощь фронту. Многие малоярославчане были мобилизованы в действующую армию и в составе 223-го стрелкового полка 53-й дивизии уже в апреле 1942 года получили боевое крещение на берегах рек Угры и Вори. Многие погибли уже в этих первых боях. Их имена увековечены на обелиске в деревнях Ивановской и Большое Устье (в Износковском районе Калужской области).

    Учитывая возможность повторения немецкого наступления на Москву, весной - летом 1942 года большой объём работ выполняли четыре строительных батальона, сформированных из малоярославчан. С 16 апреля по 10 июня они построили 104 огневые точки. Работали по 12 часов в день, планы строительства регулярно перевыполнялись. Также из жителей Малоярославецкого, Боровского, Медынского, Угодско-Заводского районов в марте была сформирована строительная бригада, которая за три месяца работы проложила 5,5 км противотанковых рвов и соорудила 250 огневых точек.

    Наши земляки постоянно собирали продовольствие, теплые вещи и деньги для фронтовиков. Важным направлением работы являлось также восстановление и укрепление партийных, комсомольских и других общественных организаций. Если на 1 марта 1940 года 50 первичных партийных организаций района объединяли 558 коммунистов, то в феврале 1942 года в 20 организациях насчитывалась 286, а на 15 декабря 1944 года уже в 33 организациях было 400 человек. Большую роль в жизни малоярославецкой молодёжи играли комсомольские организации. В феврале 1940 года в 81 первичной организации насчитывалось 1866 комсомольцев, в октябре 1943 года 60 организаций объединяли 816 членов и кандидатов в члены ВЛКСМ. Партийные и комсомольские организации проводили большую агитационно-пропагандистскую работу. Несмотря на трудности военного времени, в городе проводились и культурно-массовые мероприятия. Летом 1943 года в Малоярославце состоялась премьерная демонстрация фильма «Воздушный извозчик». Зал был набит зрителями до отказа. На показе присутствовали знаменитые артисты Михаил Жаров и Людмила Целиковская, прибывшие накануне из Алма-Аты, куда были эвакуированы киностудии «Мосфильм» и «Ленфильм». В городе и на селе стали проводиться концерты и спектакли.

    Значительная работа проводилась по расследованию фактов сотрудничества с оккупантами или уклонения от борьбы с ними. К июню 1942 года отделом НКВД было арестовано около 400 вражеских диверсантов, старост, старшин, полицаев и других предателей. Эти меры сопровождались изъятием у них большого количества оружия и продовольствия. Газета «Подольский рабочий» от 17 января 1942 года в тематическом выпуске, посвящённом Малоярославцу, писала: «Нет сомнения, что немецкие разбойники, покидая наш город, постарались оставить свою агентуру. Неразоблачённые мерзавцы будут пытаться всячески пакостить и мешать нам. Не допустить этого, разоблачать и обезвреживать вражескую агентуру – священный долг каждого советского патриота». Конечно, имели место определённые перегибы, ряд лиц, привлечённых к ответственности, был позднее реабилитирован.

    Война завершилась подписанием в пригороде Берлина Карлхорсте Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, которую от имени советского правительства принимал наш земляк Маршал Советского Союза Г.К.Жуков. А в июне 1945 года он уже принимал грандиозный парад Победы на Красной площади Москвы. В числе участников парада были многие бойцы, командиры, политработники, так или иначе связанные судьбой с Малоярославцем.

    Высокой ценой досталась победа. За годы войны в Красную Армию было мобилизовано более 9 тыс. жителей города и района, домой из них вернулось всего лишь около 4 тыс., сотни малоярославчан из числа мирного населения погибли от бомбардировок и артобстрелов, умерли от голода и болезней. В настоящее время на Малоярославецкой земле установлено более 30 монументов, обелисков, братских и отдельных могил советских людей, погибших или умерших от ран в годы войны. В них нашли свой последний приют более 10 тыс. человек, фамилии почти половины из них не установлены до сих пор.

    Великая Отечественная война явилась тяжким испытанием для советского народа и её Красной армии. Полной чашей хлебнули этих трудностей и наши земляки. Но, несмотря ни на что, они с честью выдержали этот экзамен жизни и внесли свой посильный вклад в разгром фашистского агрессора и послевоенное восстановление народного хозяйства СССР.



Дополнительные материалы по обороне "Ильинских рубежей":
Если у вас есть какие-либо фактические материалы, касающиеся Ильинских рубежей (фотографии, схемы, тексты) - пожалуйста, присылайте их нам!

Заранее огромное спасибо!



Некоммерческое партнёрство "Ковчег"
Калужская область, Малоярославецкий район
E-mail: kovcheg@eco-kovcheg.ru