ИЛЬИНСКИЕ РУБЕЖИ - Подольские курсанты / Воспоминания немцев / Adalbert Wasner: Прорыв Можайской линии обороны
Некоммерческое партнёрство КОВЧЕГ
Действующее экопоселение. Калужская область, Малоярославецкий район
Главная страница / English
О нас (27.08.09)
Как вступить в Ковчег
Новости   (8 августа 2017)
Ответы на ваши вопросы
Как доехать
Вести с полей (29.03.11)
Видеоролики (12.02.11)
Статьи: Наши мысли и опыт (09.06.2016)
Наши товары и услуги (заходите!)
Наше творчество:
Фотоальбом (20.06.17)
Почта

Скоро гостевой день:
9 сентября 2017 г.


Ближайшие семинары:

· Частые вопросы о семинарах

Для тех, кому неудобно приехать на семинар: "В гости в Ковчег"



Подписаться на новости
через почту


Или подписка через форму:



English version:
* Main page
* Key facts
* Photos
* E-mail



Материалы по обороне
Ильинских рубежей:
Ильинские рубежи - материалы
Ильинские рубежи - дополнительные материалы

Adalbert Wasner: Прорыв Можайской линии обороны


Воспоминания-мемуары 74 моторизованного полка 19 танковой дивизии (также подготовлены мемуары 73 полка, см. ссылки ниже). Карты нарисованы своими силами на основе карты генерального штаба красной армии, съемки 1933, 1936 и 1938 годов, отпечатаной в 1941 году.


05.10.1941 мы прибыли в район Смоленска и ехали примерно 40 км по известной автодороге Минск - Смоленск - Москва. Бесчисленные расстрелянные вражеские танки, автомобили и пушки лежали по обе стороны этой дороги.

Мы переместились под Крошельенко, и там у нас была пара дней отдыха. Многие солдаты ловили рыбу в ручье, в остальное время приводили всё в порядок.

Как нам сообщалось, наступление на Москву уже в разгаре и должно продвигаться свободно и легко. Первые части нашей танковой дивизии вышли в направлении Юхнова 08.10.1941. Дивизия должна была разместиться там в качестве армейского резерва. Но ещё раньше дивизия получила по радио приказ окружать и уничтожать разрозненные русские силы с севера и юга от дороги. Мы были вынуждены прочёсывать большой лес, при этом мы захватили несколько пленных.

10.10.1941 дивизия расположилась в Медыни. Дивизия имела распоряжение, авангардом (в первой линии) атаковать по обе стороны вдоль непосредственно шоссе на Москву и прорвать линию обороны Москвы. По донесениям, это была самая мощная линия обороны из всех, какие взламывали мы за все время нашего похода в России. Добавим к этому реку Выпренка, хотя бы это и маленькая речушка. И еще весь лес! Таким образом, перед нами была местность, имевшая все препятствия, которые только могут усложнить атаку. Советы также сосредоточили здесь всё их тяжелое вооружение перед нашими позициями по обе стороны шоссе Медынь – Малоярославец. Русские позиции обороняли курсанты советских военных училищ.

В соответствии с приказом по дивизии следовало атаковать русские позиции восточнее д. Башкировка. Согласно данным, полученным в результате аэрофотосъемки, там находились, однако, две группы чрезвычайно мощных опорных пунктов. Наш полк вводился в бой в авангарде.

Ранее уже другая дивизия пыталась атаковать эту мощную линию обороны Москвы. Попытки прорыва этого укрепления с двух сторон от основного оперативного направления были напрасны. Потери в этой были очень велики.

Только через несколько дней нашему полку удалось, благодаря разведке, установить, что на самом деле, на расстоянии примерно 15 км к югу от основного шоссе на Москву, возможен приемлемый подход к этому мощному укреплению. Но и на этом участке имелось значительное количество ДОТов и вкопанных в землю танков.

Перед ними протекала река Выпрейка, её берег со стороны противника был сильно подмыт, и вследствие этого образовавшаяся стена была высотой 4-5 метров и представляла, таким образом, сама по себе абсолютную преграду для всех родов войск.

Уже 11.10.1941 артиллерийские подразделения нашей дивизии выдвинулись на позиции.

13.10.1941 был объявлен следующий приказ по полку:

1. Противник обороняет рубеж Выпрейка (река, пересечение реки с шоссе 1,5 километра западнее д.Сергеевка). Схема обороны - на устном инструктаже.

2. 19-я танковая дивизия, ориентировочно в полдень 14.10, усиленным 74-м мотострелковым полком добивается прорыва обороны противника с одновременным фронтальным захватом (сковыванием) сил противника посредством 29-го моторизованного пехотного полка.

3. Для этого 74-й мотострелковый полк 1-м батальоном справа и вторым батальоном слева выдвигается на рубеж атаки: д.Станки – д.Лобково в полной готовности, имея главной задачей, наступая 2-м батальоном, обойти д.Башкировка с двух сторон, прорвать оборону противника северо-восточнее д.Башкировка, и прорваться до развилки дорог 1 километр северо-западнее д.Черкасово.

4. Боевую разведку на участке перед батальонами вести преимущественно посредством наблюдения. Смотря по обстоятельствам, застигать противника врасплох и внезапно атаковать.

5. Разграничительные линии:

а) между 1-м и 2-м батальонами: северная окраина д.Зажовка – центр д.Башкировка развилка дорог 1 километр северо-западнее д.Черкасово,

б) для 29-го моторизованного пехотного полка (для разведки и боевого охранения) река Любинка близ д.Старое Рыбино – южная окраина д.Сергеевка.

6. Замысел (план боя): Батальоны ведут разведку (выдвигают боевой авангард) с самых предрассветных сумерек 14.10.1941 настолько заранее, чтобы они под прикрытием этого авангарда и выдвинутого вперёд боевого охранения, наилучшим образом заранее могли бы занять исходный район сосредоточения для атаки. Основной удар осуществляет второй батальон без (фланговой) опоры на 29-й моторизованный пехотный полк.

Первый батальон обеспечивает боевое охранение своего правого фланга вплоть до тылов (как фланга, так и тылов).

При вклинении в оборону противника батальонам развернуться в стороны настолько широко, насколько это необходимо для полного исключения непосредственного воздействия противника.

7. Атака будет поддерживаться:

a) посредством подразделений пикирующих и обычных бомбардировщиков (детали будут переданы/указаны).

b) посредством артиллерии 1-го и 2-го дивизионов 19-го артиллерийского полка, при этом: второй батальон 74-го мотострелкового полка будет сопровождаться первым дивизионом 19-го артполка, а первый батальон 74-го мотострелкового полка будет сопровождаться вторым дивизионом 19-го артполка.

c) посредством частей армейской зенитной артиллерии калибра 88мм ((детали будут переданы/указаны).

8. Одиннадцатая рота 74-го мотострелкового полка (третьего батальона – прим.пер.) идёт таким образом, что она как поддерживает атаку основных сил (второй батальон 74-го мотострелкового полка), так и является средством усиления правого фланга первого батальона (74-го полка).

9. Вторая рота 19-го танкового саперного батальона передает (придаёт) во временное подчинение второму батальону два взвода, а первому батальону – один взвод. Следует использовать их в качестве основных ударных (штурмовых) групп.

10. Вторая рота 19-го противотанкового батальона поддерживает атаку в соответствии с индивидуальными распоряжениями и держится вплотную к атакующим так, чтобы она могла своевременно уничтожать появляющиеся танки противника.

11. Первая рота, 74-го мотострелкового полка (первый батальон) в качестве резервной роты полка (оперативный резерв) находится в районе северная окраина д.Зажовка.

12. Штабная рота полка в качестве резервной роты полка находится к северо-западу от д.Зажовка. Разведка на правом фланге посредством мотоциклетно-стрелкового взвода по устному указанию.

13. 1. Боевая задача (цель): передняя линия обороны Выпрейка. 2. Боевая задача (цель): шоссе близ д. Сергеевка.

14. Обеспечение связи: радио и проводная связь должны быть обеспечены с первым и вторым батальонами 74-го мотострелкового полка.

15. Командный пункт командира полка: находится севернее д.Зажовка, позже предположительно примерно посередине по направлению к д. Башкировка (прим.пер. – имеется в виду, что КП полка в процессе боя будет перемещен вслед за наступающими частями).

Приказ подписал: Командир полка, полковник Стефан Юнк

В исходном районе (сосредоточения) мы получили полковой боевой приказ номер 2 на наступление на линию обороны Москвы.

Командный пункт полка, 14.10.1941, 7-30

1. Второй авиакорпус осуществляет поддержку до начала атаки до 10.00 атаками пикирующих бомбардировщиков на основном участке д. Малая Шубинка, в дальнейшем работает по обнаруженным целям в районе узла обороны юго-восточнее с. Ильинское по запросу дымовыми гранатами, также работает на участке западной части с.Ильинское около 10-15. Обозначение своего переднего края – путём раскладывания флагов со свастикой.

В дальнейшем указывать на цели, требующие поражения, стрельбой дымовыми гранатами в их направлении. Помимо сигнальных выстрелов красного-белого цвета и выкладывания флагов со свастикой (при наличии), выкладывание и размахивание белых платков принимается в расчет для обозначения передней линии.

2. Начало атаки: На совещании предписано время для начала движения из исходного района сосредоточения 10-30. Не позднее 11-00, с тем, чтобы передовые части полка достигли Выпрейка в 12-00 согласно приказу.

Использование в качестве средств поддержки атаки пикирующих бомбардировщиков требует соблюдения этого времени.

3. Вторая батарея 23-го зенитного дивизиона (88мм) поддерживает атаку 1-го и 2-го батальонов двумя орудиями.

Приказ подписал: Командир полка, полковник Стефан Юнк.

Фельдфебель Васнер, командир отделения ударной группы (7 рота) нашего полка, написал об этом в своем дневнике следующее:

14.10.1941: В 6.00 ч. утра обер-лейтенант Герке и я должны были быть на командном пункте нашего батальона.

Там командир батальона объяснил стоящую перед нами задачу. Также он дал подробные указания по световым сигналам, дымовым гранатам, азимуту движения, выкладывания сигнальных полотнищ и т.д.

Нам объявляется время начала атаки и пожелание удачи в прорыве сильной обороны, с этим напутствием мы уходим. Мы также узнали там, что подразделения и полки другой дивизии целыми днями пытались прорвать этот бастион “линия обороны Москвы" по обе стороны основного направления (дороги) на Москву, однако, каждый раз вынуждены были отходить со значительными потерями личного состава.

Из д.Лобково мы выдвинулись в исходный район (район сосредоточения). Заход в исходный район прошёл гарантированно и без промедления. Командир роты дал точные указания командирам взводов, однако уже при выходе из деревни Лобково мы подверглись вражескому артиллерийскому обстрелу.

Через почти непроходимый лес, по которому взвод мог протащить с собой кое-как только несколько противотанковых орудий (Пак 37мм), около 10 часов утра мы вышли на пологий склон перед речкой Выпрейка.

Время атаки было назначено на 13-00. Небольшие разведгруппы нашей роты выяснили, что речка Выпрейка имеет ширину примерно в 4-5 метров и глубину 20-50 см. Берег со стороны противника сильно подмыт, и представляет собой отвесную стенку высотой минимум 4-5 метров. Далее располагались различные очень хорошо замаскированные бункера (ДОТы), траншеи и окопы, бронированные купола, минные и проволочные заграждения и противотанковые рвы.

Таким образом, абсолютное препятствие для всех нас. Для подрыва обрыва и для подавления огневых точек был выделен сапёрный взвод. Тихо падали снежинки с неба, и бесконечно долго тянулось время до начала атаки. Наша артиллерия вела настильный огонь по всему участку обороны противника.

Команда "Приготовиться" передавалась шепотом. Последние сигареты тушатся в землю либо притаптываются. Наши мужчины взяли наизготовку своё оружие. Эти приготовления происходили незаметно для противника.

Рота повзводно продолжала лежать в лесу в напряженном ожидании дальнейшего визуального сигнала. Вертикальная стенка обрыва должна была быть устранена. Вертикальный берег высотой 5 метров, плотно сжатый слоями спрессованной глины, был просверлен на высоте 1,5 м и наполнен взрывчаткой.

Тем временем наблюдатель установил, что расположенный прямо напротив нас дот занят. У русского в доте не было предчувствия о том, что происходило в каких-нибудь 40-50 м перед ним. Работа артиллерии с обеих сторон препятствовала тому, что русский обратит своё внимание на глухой хлопок, который вызовет подрыв отвесного склона.

Только тот, кто хорошо знал этот участок местности, понимал между тем, какое трудное военное задание ожидает здесь штурмовую роту обер-лейтенанта Герке. Это не только необходимость штурмовать линию дотов, здесь надо было ещё прорвать глубоко эшелонированную полосу полевых оборонительных сооружений и при этом пересечь участок, нашпигованный заграждениями.

Мужчины нашей роты осознают то, что их ожидает. Но они также понимают, что перед ними – узловой опорный пункт русской обороны и что многое зависит от их успеха. Можно навернякя ожидать, что противник будет ожесточенно защищать этот узловой опорный пункт, и будет стараться использовать всю огневую мощь всего своего оружия для того, чтобы подавить здесь наше вклинение в “линию обороны Москвы".

С точностью часового механизма совершается подрыв отвесного берега. До подрыва нервы натянуты в напряжении. Подрыв производит глухой хлопок и вместо отвесного склона - огромную воронку. Вбрасываются дымовые шашки.

Мы приподнимаемся, отталкиваемся и устремляемся внутрь воронки в клубящийся по земле пороховой дым. Из дотов русские пулеметы теперь трещат свободно и только в слабых очертаниях в дыму можно видеть ДОТ напротив нас.

Дым ползёт мимо бункера и под его защитой 7-я рота устремляется мимо ближе всего расположенного к нам ДОТа дальше в глубину системы обороны противника, развертываясь перед ней в боевой порядок. В глубине системы обороны противника после этого южнее будут ещё несколько развернутых бункеров.

Первый взвод подрывает бункер, стоящий напротив места нашего прорыва, сзади. Начинается исключительно тяжелый ближний бой, в котором уже есть потери у обеих сторон. Взяты первые пленные. Это курсанты Подольского военного училища, их называют “Сталинские курсанты", они обороняются крайне мужественно и неустрашимо.

Мы пробиваемся дальше, на опушку леса, на которой видны липкие следы крови убежавших раненых русских. Здесь командир роты приводит нашу роту в порядок, дожидаясь немного отставший последний взвод.

Между тем участок прорыва закрывается огнём стрелкового оружия с флангов и прямо-таки покрывается плотным огнём тяжелого оружия. Впереди – ещё доты, которые надо вывести из строя. Связки ручных гранат и подрывных зарядов бросаются во входы бункера. Все огнестрельное оружие направляется на выходы.

Между тем передовые группы роты должны отражать первые разрозненные контратаки. Разумеется, ни одна контратака не достигает результата. На нас смотрят сильно испуганные и недоуменные плененные молодые “курсанты Сталина”. Они просто ещё не могут понять, что немецким мотопехотинцам удалось прорвать эту “Линию обороны Москвы”.

Они тотчас же быстро отправляются в тыл. Сообщение об удавшемся частичном успехе передается в тыл вместе с охраной пленных. Немецкая и русская артиллерия ведут огонь со всех сторон. Я выхватываю ракетницу вверх и даю белый сигнал ракетой, то есть, “перенести артиллерийский огонь вперёд”.

Обливающиеся потом, наши солдаты лежат в воронках и ждут новых приказов. Неизвестность, в ней таится их жизнь или их смерть, это рвёт нервы. Ещё один бросок вперёд до огромной кучи соломы. Здесь штурмовая группа занимает круговую оборону, чтобы предостеречь себя от неожиданного ночного нападения.

Артиллерийский огонь и одиночные пулеметные очереди противника беспокоят нас . Через некоторый промежуток времени к нам присоединился третий взвод. Вокруг, насколько возможно, обеспечивается маленький круговой плацдарм. Ночью солдаты лежат, замерзая, на своих пулеметных позициях, укрытые только плащ-палатками и соломой против холода ночи. С наступлением темноты стрельба стихает.

Составляется донесение о потерях и наличии боеприпасов. Ночью с обеих сторон активно работают разведгруппы. Санитары подбирают раненых и относят их в тыл. Около полуночи приносят кофе и еду. В предрассветных сумерках один танк долго стрелял в наш стог соломы.

В 6 часов утра 15.10.1941 поступил приказ на вторую атаку и прорыв. Цель атаки – д. Черкасово, примерно 15 километров за лесом недалеко от нашего основного направления движения на Москву. Я выставляю на походном компасе азимут направления атаки. Атака начинается около 8 часов утра. Но взвод остается лежать из-за сильного оборонительного огня из русских дотов и пулемётных гнезд.

Появившимся в небе пикирующим бомбардировщикам световыми сигналами указываются цели. Под защитой штук нам удается преодолеть открытый участок и достигнуть большого леса. Место нашего прорыва накрыл сильный артиллерийский огонь, так что связь с тылом оборвалась. Атака продолжалась по азимуту на компасе.

В лесных боях мы взяли в плен арьергардные группы противника. Около 19 часов вечера наша цель наступления, деревня Черкасово, лежала перед нами. Мы точно установили, что она была занята противником, посредством охватывающей атаки деревня была взята, при этом захвачено в плен примерно 60 солдат противника, которые, однако, не могли быть транспортированы в тыл, так как связь с тылом отсутствовала. Также была ликвидирована охрана моста на шоссе Юхнов – Медынь- Малоярославец – Москва (располагалась под мостом).

Пикирующие бомбардировщики пролетали над нашей деревней и осуществляли бомбометание в пикировании в паре километров перед нами. Мы немедленно выложили сигнальные полотнища и на обратном полете командир эскадрильи, кавалер “Рыцарского Креста”, приземлился на поле неподалеку от нас, уточнил у нашего командира роты местоположение роты и сообщил, что непосредственно перед нами расположились русские части с танками, и что в любой момент можно ожидать их атаки.

Уже поздним вечером русские атаковали нас и попытались выбить нас из деревни. Также подошли легкие русские танки и подняли белые флаги. Когда они заметили, что у нас нет никакого противотанкового оружия, они стреляли вокруг себя и снова поднимали свои белые флаги. Мы оборонялись в отчаянии и смогли удержать деревню. Вечером около 22.00 ч. последовала повторная атака, которая была отражена с большим трудом.

16.10.1941: Около 2.00 ч. утра началась предельно мощная контратака русских на д. Черкасово, которая вынудила бы нас, наверное, к оставлению деревни, так как у нас были к этому моменту значительные потери и заканчивались остатки боеприпасов. Помимо этого, русские атаковали нашу седьмую роту силами полка. Очень темной ночью нам удалось, используя боеприпасы с зажигательно-трассирующими пулями и световой сигнал красного цвета (“Враг атакует”), поджечь большую кучу соломы.

В свете этого горящего ярким пламенем стога соломы мы могли вести фланговый огонь в немного рассредоточенные толпы русских из всего оружия. Я выпускал красные ракеты одну за другой, указывая нашим подразделениям, что враг атакует. Периодически, однако, я запускал белые осветительные ракеты для того, чтобы дать возможность нашим солдатам стрелять более метко. Ночной рёв “Ура” звучал зловеще, и в этом в высшей степени жестоком оборонительном бое рота опять убедительно доказала, что на неё можно стопроцентно положиться. Именно в данный момент времени, когда атакующая сторона наседала на нас сильнейшим образом, подошли остальные части нашего полка. Они без промедления вступили в бой. С этого момента у нас возникло превосходство в огневой мощи, напор вражеской атаки был сломлен, противник понёс значительные потери.

Это был крайний момент, когда наши остальные подразделения подошли в Черкасово. Количество пленных увеличилось до нескольких сотен и мы не могли их отконвоировать в тыл, кроме того, крайне плохо обстояло дело с уходом за ранеными. Крайне не хватало необходимого медицинского обеспечения.

Мы имели убитыми унтер-офицеров Сойера и Зихеля, и, кроме того, еще 19 обер-ефрейторов, ефрейторов и солдат. А также 43 человека были ранены. Несколько дней у нас не было горячего питания.

Боеприпасы были израсходованы чуть ли не до последнего выстрела. Мы с облегчением вздохнули, когда остальные роты нашего полка пришли нам на помощь буквально в последнюю минуту, и освободили нас от дальнейших контратак противника.

Удаче прорыва столь упорно обороняемой и хорошо укрепленной “Линии обороны Москвы” под с. Ильинское нужно быть обязанным исключительно 7-й роте нашего полка. Храбрость этой роты заслуживает наивысшей благодарности, так как эти боевые действия были самые тяжелые с момента начала русской кампании.

В тот же самый день родственный 73-й полк атаковал с. Ильинское с юга. Но столкнулся с мощным огневым противодействием. Силы были перегруппированы, и рота под командованием обер-лейтенанта Вестхофена из 73-го полка с танковой ротой обер-лейтенанта Пфитцнера из 27-го танкового полка вместе с сапёрами атаковали укрепленный оборонительный рубеж.

Об этом мы читаем в истории 19-й танковой дивизии и 73-го полка.

Утром 18.10.1941 в д.Черкасово поступил приказ на атаку. Первая цель атаки - выбить противника с рубежа вдоль балки сухого ручья, вторая цель – выбить противника с рубежа город Малоярославец. Атака началась в 8-00, наступали 74-й полк вместе с родственным 73-м полком и полностью танковый полк с 80-ю танками. Первая цель наступления была очень быстро достигнута. При продвижении на Малоярославец выяснилось, что русские вкопали с обеих сторон шоссе огнеметы. Огнемёты могли приводиться в действие посредством электрического запуска, однако инициирование запуска было невозможно. Устройство включения было повреждено случайным попаданием гранаты. Дрожь по спине пробежала у всех нас, когда мы узнали про эту ловушку и осознали, что могло бы быть с нами, когда мы проходили мимо.

В уличном бою в Малоярославце роты наших полков понесли не очень большие потери, так как войск противника в городе было мало.

В едином атакующем порыве наш 27-й танковый полк под командованием подполковника Томале двигался к конечной цели. Цель называлась Москвой. Прежде всего, надо было достичь Протва, Вербы, Истья. Вершину этого важного ударного клина составляла 1-я рота танкового полка под командованием обер-лейтенанта барона фон Вертерна. Уже в 16-00 часов была достигнута Протва. Полк наносил дальнейший удар. Прежде всего, следующий участок лесистой местности должен был быть быстро пройден для достижения района Вербы. Мотопехотные 73-й и 74-й полки в это время осуществляли фланговое охранение захваченной территории.

Командный пункт 74-го мотопехотного полка, 18.10.1941

Господин главнокомандующий 4-й армии, генерал-фельдмаршал фон Клюге, выразил дивизии, в частности полку, благодарность за исключительные солдатскую верность и исполнение долга, проявленные в жестоких боях последних дней.

С особенной признательностью для меня я передаю эту благодарность полку и знаю, что в предстоящей борьбе я всегда могу полностью полагаться на мой полк.

Командир полка полковник Юнк.

Перевод из книги
Adalbert Wasner
Inf.-und Pz.-Gren.-Regiment 74

Оригинал текста на немецком языке. Перевод выполнен самостоятельно. Если кто-то может помочь с правками перевода - будет здорово! Связываться можно по адресу экопоселения внизу страницы.



Дополнительные материалы по обороне "Ильинских рубежей":
Если у вас есть какие-либо фактические материалы, касающиеся Ильинских рубежей (фотографии, схемы, тексты) - пожалуйста, присылайте их нам!

Заранее огромное спасибо!



Некоммерческое партнёрство "Ковчег"
Калужская область, Малоярославецкий район
E-mail: kovcheg@eco-kovcheg.ru